Anyme
I couldn't care less.
Я лежал на скамейке в парке 石头城 и анализировал происходящее. Под головой у меня была моя старая псевдовоенная куртка, которая, как ее ни сворачивай, постоянно скребла молнией затылок. Происходящее никак не желало анализироваться. В голове хаотично вспыхивали обрывки картинок-городов-действий и слов.
Вот 杭州 и 苏州. "Прощай, груда металла." И тому подобные маленькие детали, которые, казалось, просто созданы для того, чтобы склонить мозг к сантиментам.
Я старательно делал выводы - до утра было еще около 4х часов. Потом я поеду, куда у GPS глаза глядят, и сгорю под химическим китайским солнцем, палящим сквозь радиоактивную пыль с затянутого хмарью неба. Будет такое ощущение, что у меня сгорели в том числе и роговица глаза, и волосы в паху, но [здесь должна быть фраза Дружко].

Первый вывод, который мне удалось хоть за что-то ухватить, был примерно таким: Женщины умеют говорить мерзкие вещи и делать больно. То есть, я давно знал, что принцессы тоже какают (с), но это - совсем другой масштаб и формат. А знаете, как странно слышать мерзкие гадости от женшины? Странно и противно. Очень.
Находим слабое место и бьём побольнее, Нам кажется, что это делает нас сильнее (с) Весьма обескураживает получать каджый удар ниже пояса. Это больнее удара об косяк, разбитого сердца и прочих вытекающих. Такого просто не должно существовать в природе.

И второй вывод, который я уже достаточно давно кидал в башке туда-сюда, звучит примерно так: Твое отношение к человеку никоим образом не влияет на отношение этого человека к тебе. Из этого следует, что наименее энергозатратно быть эдаким хуесосом. Ведь в этом случае, если тебя априори любят, то будут продолжать любить, несмотря на всю твою хуесосовость. А если не любят - то нет никакого смысла пытаться поменять отношение к себе тех, кто так настроен - они бы тебя и в хорошем варианте не любили бы.
Рационально было бы объяснить взаимоотношения взаимной (опять же) поддержкой и заботой, но, как показывает практика, ход человеческой мысли настолько иррационален, что можно таскать женщину за волосы и получать от нее жертвенную всепрощающую любовь, а можно наоборот - жертвенно всепрощающе заботиться, и в ответ быть оттасканным за ментально-паховые кудри.

За собой заметил, что совсем перестал доверять своей интуиции и чувству людей в целом. Я думал, цельное первое впечатление, импринт, так сказать, образа на мое поле восприятия верен. Оказалось - нет. Сейчас я смотрю на людей вокруг, вот, прямо сейчас, и боюсь ошибиться. "Дар утрачен", - сказал бы Иннокентий Смоктуновский, но мне на данный момент это фиолетово. Все равно оно мне никак не помогло.

Я перевернулся как бы на грудь и на бок сразу, чтобы прижать все карманы, в которых были ключи и кошелек и телефон и наушники, к скамейке. Типа, если что-то будут воровать, я моментально это почувствую и проснусь.
К слову, ничего подобного - я проснулся "моментально" минуты через три после того, как одна из местных собак облизала мою руку до локтя и обратно. Так что чисто теоретически у меня можно было бы вынуть все, и скорее всего, еще и снять с меня кеды (и сдохнуть там же, скорее всего).
Хорошо, что китайские карманники не вознамерились проверить парк ночью на предмет спящего на гексагональной лавке лаовая.

После своего удачного кульбита с переворотом я начал готовиться к неизбежным изменениям в собственной жизни. Но особенных изменений не обнаружил - бытовые хлопоты я могу выполнять сам; с сексом последний месяц и так все было как-то странно; да и диалог последнее время не клеился - честно говоря (сейчас ведь можно в этом признаться, да?) крайние недели три я побаивался предлагать темы для разговора после того, как мне было весьма прямолинейно порекомендовано не думать философские мысли. Там ересь. Тут - не ересь. Не трахай мозг. Думаю, сейчас, вернись все на свои прошлые места, я был бы неспособен надоить даже десяток безопасных тем, кроме обсуждения сериала и Ани с Максом. Эта замкнутость односложных агрессивных ответов наступила не сразу - скорее всего был период что-то поменять, и я пытался что-то поменять, но внезапно выращенная в себе обида на мир, сфокусированная на партнере - такая дикая тварь, что сам ее носитель, как правило, не способен с ней ничего сделать.
Момент был упущен еще тогда, и, по сути, непредсказуемый набор реакций просто ждал своего триггера.

Возможно, моя жизнь менялась к лучшему. Но на тот момент это не ощущалось никак, ни ребрами, ни копчиком. Если бы они обладали собственным сознанием, они бы наверняка подумали, что это - тот самый момент, когда их существование было поругано самым непристойным образом.
По парку побежали первые пожилые спортсмены, и в окнах небоскребов на противоположном берегу реки показалось что-то очень похожее на рассвет первого рабочего дня после внезапных выходных. Я сел, вежливо отогнал собаку, которая продолжала свои попытки лизать обнаженные участки моего тела, накинул на себя куртку, и тут же нереально продрог.
Сидеть на этом прокрустовом ложе было еще менее удобно, чем лежать, и я решил урвать еще минут десять сна, приклонившись к спинке какой-то частью своего бока.
Посетители парка начали развешивать на соседних деревьях клетки с канарейками, которые явно были рады рассвету больше, чем я. Вариант "поспать" стремительно рушился. Я пошевелил затекшими пальцами ног и почапал до мопеда.

@музыка: Noize MC - Жвачка